Юбилей

Сэда Вермишева

Щербатая клинопись

Армения

1.
Я — щербатая клинопись,
Непрочтённая,
На скале.
Я — сто тысяч раз погребённая —
Поклонитесь моей земле.

Молчаливое изваяние скорби я —
Камень,
Руины,
Песок,
Прорастающие созиданием...

В свой гарем арканит Восток,
И равнины зовут раствориться.
Только я не могу.
Я — птица.
Скала — мой дом.

2.
Я — завязь живая грядущих основ,
Несущая силу и слово истока.
Чужда я законам больших городов
И крови, текущей в жилах Востока.
И всех наслоений
Причуды и гений
Во мне не живут,
Не справляют свой праздник —
Земли не стряхнула ещё я с коленей,
Я слушаю недра, и неба я данник.
Вокруг меня травы приторны, пряны —
Их заросль густая, их царство,
Их век.
И первозданно дышит поляна,
Веков усмирая стремительный
Бег...

А я — как былинка —
Стою и качаюсь,
Веки смежив и руки сложив,
А я постепенно в себя превращаюсь —
Срок на исходе, кокон ожил.
И воздух пространства — тугой и горячий,
Все стороны света, а я — посреди,
Подобна я глине на круге гончарном:
И вертится круг, и всё впереди...

***
Пласты пород обнажены —
Ракушечник,
Белесый гравий...
В его ушах — гул глубины,
Его душа — воспоминанье.
Как помнят каменные губы
Прохладу девственной воды...
Непродолжительны и скупы
В горах армянские дожди.

Моря ушли,
Беды не зная,
Петь на других материках,
Но жаждет моря,
Изнывая,
Белесый гравий
На горах...

***
Ну сколько можно жить
Не умирая,
Не возрождаясь так,
Как Бог велел,
Нести в себе — себя,
Изнемогая,
И натыкаться снова на предел?
Земли — с ладонь,
Возможностей — с мизинец.
А кровь крепка,
Как нашатырь...

Куда идёшь ты,
Древний урартиец? —
Боль прошлого — слепец,
Не поводырь...

Баку

Григорию Аркадьевичу Габриэлянцу

К библейским временам
Приблизилась душа.
Исход необходим,
Как исцеленье...
Мы сложим скарб свой
Скорбный
Не спеша,
В печали преклоним, склоним
Колени
Пред зрелищем последним красоты
Своей земли —
Возлюбленной святыни...
И скинем с сердца божии персты,
Свободны в выборе своём,
Как никогда,
Отныне...

Там,
Где заходит солнце, —
Наш приют.
Уйти от стад,
Покинуть стогна скверны...

Дороги путь
Тернист,
Кремнист
И крут —
От пепелищ
До звуков труб
Победных...

***

Памяти жертв геноцида армян в Турции

Армянка я.
И я хочу сказать
Во всеуслышанье,
Что нацию мою
В пятнадцатом году
Убили.
Её рубили и в крови
Топили,
А мир сумел при этом
Промолчать.

Я не могу свой долг забыть
Иль завещать...

Армянка я.

И я должна сказать, что
Люди мы.
Пред нами были звери.
Мы беззащитны были во Христе и Вере,
Закрыты были и сердца,
И двери...
А мир смотрел,
Прикрыв свой жёлтый глаз.
Никто нам не помог,
Никто
Не спас.

Нас выкорчёвывали из земли отцовской,
И по пустыне неоглядной,
Жестокой
Метался долго убиенных
Глас.
Искал тогда он неубитых
Нас.
И вот нашёл.
Двадцатое столетье
Пришло к концу.

Так что же души
Сиры?

К распухшему лицу Фемиды
Я факел подношу:
Убийцы,
Воры —
Вот её кумиры...

На чашу правосудия
Своей рукой я опускаю
Гири...

О милосердии
Я больше
Не прошу.


[На первую страницу]
Дата обновления информации: 24.09.05 10:26